Война в судьбе заповедных людей

15 Мая 2020

Дорогие друзья! Заповедное Подлеморье начинает цикл рассказов, посвященных 75-летию Победы в Великой Отечественной войне. Мы хотим рассказать вам о жизни сотрудников Баргузинского заповедника в военное и послевоенное время, о людях, живших и работавших в эти годы на территории нынешнего Забайкальского национального парка, о тех, кто ушел на фронт и тех, кто защищал Родину в тылу. Ведь все они являются частью одной большой истории, истории развития заповедного дела нашей страны.

Обращаемся к вам с просьбой оказать посильную помощь в восстановлении упущенных нами фактов, добавив эти истории своими дополнениями и воспоминаниями, письмами с фронта. Нам интересны истории о жизни сотрудников ушедших на фронт из Баргузинского заповедника, людях - участниках войны, живших на берегах Чивыркуйского залива озера Байкал, о героическом труде заповедных людей по сохранению природного наследия России в эти непростые времена. Помнить их имена и ту цену, которую они заплатили за Победу в Великой Отечественной войне – наш святой долг.
Военные годы оборвали жизни многих сотрудников Баргузинского заповедника. Среди них, Хребтов Павел Иннокентьевич, 1922 года рождения, работавший в заповеднике на строительстве.













Из воспоминаний его сестры Толстихиной Л.И.: «В 1940 годы мы жили в Баргузинском заповеднике. В конце октября 1940 года директор заповедника Черных Константин Андриянович отправил работников, в том числе и моего брата закупать картофель в п.Усть-Баргузин. Закупили 40 мешков картофеля и повезли катером на баркасе. А из Курбулика до Сосновки повели буксир маленькой моторной лодкой – это было 8 ноября. Не доезжая до Чивыркуя, попали в сильный шторм. Баркас, где находился мой брат, начало заливать водой, он не успевал её вычерпывать. Было уже темно, с лодки начали кричать, чтобы он выбрасывал мешки с картофелем в воду, но он не стал этого делать, наверное, понял, что пустой баркас перевернётся. Потом он услышал стук топора, работники отрубили буксир и уехали до Сосновки. Брата на этом буксире несколько раз подносило к скалам Черемшан и обратно относило в море, так как ветер менял своё направление. Трое суток его носило течением по Байкалу. 9 ноября вечером Байкал успокоился, были организованы поиски пропавшего, в них участвовал и наш отец. 11 ноября в бинокль заметили «черновинку» и поплыли, это было у Ушканьих островов. Когда приблизились к баркасу, сделали выстрел вверх, но брат не отреагировал. Он сидел в корме, привязанный к поручням, и только слёзы текли из глаз. Павел обморозил руки и ноги, правая рука в запястье была стёрта до кисти, не мог встать на ноги. Речь вернулась у нему через три дня. Полностью он не выздоровел, остался физический недостаток». 

Несмотря на это Павел ушёл на фронт, в Баргузинском архиве военкомата есть его расписка о желании уйти добровольцем. 23 декабря 1941 года его вместе с другими сотрудниками отправили из Баргузина до г.Улан-Удэ на лыжах. На тот момент Павлу было 19 лет. Его мать словно чувствовала, что не увидит больше сына и восемь километров шла пешком за ним по дороге. Последнее письмо он написал с фронта 15 июня 1942 года. В нём сообщалось: «Идут тяжёлые бои, уходим на задание, вернусь, напишу». Погиб Павел Иннокентьевич 7 июля 1942 года. По документам поисковой группы «Витязь», похоронен в братской могиле в Смоленской области, п. Ленинский.
Отец Павла - Иннокентий Евгеньевич тоже работал в заповеднике наблюдателем и ушёл на фронт в августе 1941 года, вернулся живым в 1945 году. После войны вернулся в заповедник на прежнюю должность. Сестра Павла - Анна Иннокентьевна работала в заповеднике лаборантом в питомнике и ухаживала за соболями.
Это фрагмент жизни одной семьи…. Сложно представить сколько таких семей было в то время по всей стране. И в каждой была своя трагедия, своя боль, свое горе….
Продолжение следует….